Chroniques de la Renaissance

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chroniques de la Renaissance » Разорванные страницы истории » С помощью беды можно найти себе сторонников


С помощью беды можно найти себе сторонников

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

С помощью беды можно найти себе сторонников

3 февраля 1484 год l Франция, замок Амбуаз

Жорж д'Амбуаз, Людовик XII (герцог Орлеанский)

Уже почти прошел целый год после смерти короля Людовика XI, прозванного Благоразумный, и на французский трон вступил его единственный сын - Карл VIII, но не стихают народные волнения, недовольные регентством его старшей сестры Анны де Боже, считающие незаконным ее правление за спиной совсем юного монарха.
Людовик Орлеанский, дальний родственник короля, переезжает в Амбуаз вместе со своей многочисленной свитой, он становится свидетелем скандала, где регент Франции обвиняет юного духовника короля Жоржа д'Амбуаза в распространении государственных тайн, надеясь подставить заместо него к подопечному своего человека, готового доносить ей все, что не сможет скрывать вовремя исповеди король.

0

2

- Что такого ты мог неаккуратно сказать королю? - задумчиво произнес невысокого роста мужчина с длинными, до плеч, темными волосами и аккуратной бородкой на лице, обратившись к юноше с выразительными зелеными глазами, за которые местные юные создания, дочери придворной знати, были готовы друга оставлять без волос на голове. Мужчину, облаченного в епископские одеяния звали Пьером и он был епископом, человеком, который служил еще Людовику XI верой и правдой, а теперь и его сыну. Амбуазы всегда оставались рядом с королевской семьей, хоть и служили больше Орлеанской ветви их рода. Теперь Пьер был вынужден разбираться в скандале, где был замешан его собственный родственник.
- Я не знаю - честно признался его племянник Жорж, потупив взор и смотря себе под ноги. А день между прочим начинался для него весьма удачно. Только солнце встало из-за горизонта как, после утреннего богослужения, на исповедь явился король Карл, четырнадцатилетний мальчик, тяготившиеся чрезмерной опекой своей старшей сестры Анны де Боже. Он зашел в исповедальню, в которой уже и находился, томясь в ожидании, его духовник, чуть старше его самого. Да, в то время Жорж был простым капелланом, ему еще даже не исполнилось и восемнадцати, как он принимал исповеди от людей старше себя самого. Амбуаз был уже епископом Норбонны, до кончины Людовика служил ему как капеллан и после его смерти остался на этом посту, ведь король Карл сам выбрал его. Это сразу не понравилось Анне де Боже, которая хотела приставить другого священника к своему брату, чего последний не желал категорически. Исповедавшись в конфессионале король покинул домовую церковь, а через час примчалась его сестра и стала обвинять Жоржа в том, что он, прикрываясь духовником короля, выведал у него государственные тайны. На самом деле этого ничего не было. Карл рассказал, правда, об Анне и ее давлении на себя, поделился страхами и сомнениями об Пьер де Бурбоне, которому, как и его сестре, Людовик завещал регентство. Будь это даже на самом деле какие-то политические ходы, то Жорж бы молчал и никому не говорил. Он помнил о том, что тайна исповеди это нерушимый закон любого церковнослужителя.
- Его Величество не касался политики и Франции. Он ничего мне не говорил. - попытался оправдаться Жорж, которому, после слов Анны, стало как-то не по себе. Ведь она могла посадить его в темницу до конца его дней, но сделать не могла по той причине, что его семья этого не могла позволить.
- Она хочет от тебя избавится. Ей будет легче, если она заполонит двор своими подхалимами. Она знает, что ты опасен, потому что негласно все знают кому мы служим. - спокойно произнес Пьер, поправляя края рукавов своей рясы.
А еще Анна втайне влюблена в Луи Орлеанского подумал про себя Жорж, но вовремя прикусил язык и ничего не сказал, его положение и так сейчас шаткое, не хватало чтобы и брат разозлился на него.
- Потому я буду говорить с Анной, а ты молчи и главное не считай себя виноватым.
Жорж кивнул, но считал, что может сам за себя постоять. Еще утром, перед службой, он видел множество карет, группу пажей и лошадей, стоящих во дворе замка. Говорили, что приехал Людовик Орлеанский, которого уже в шестнадцать лет считали более достойным регентом, чем Анна в свои двадцать три. Тем более Людовик, предыдущий король, лишь на словах завещал своей дочери стать регентом при младшем брате, никто не знает как это было на самом деле, может быть все документы всего лишь бумажки, грамотные подделки. В любом случае придется отвечать за все.
Через полчаса Жорж уже стоял в зале для аудиенций, ощущая себя неловко при виде такого количества народу вокруг. На троне перед ним сидел юный король Карл, тоже находящиеся в растерянности из-за происходящего, рядом с ним сидела его старшая сестра, полная решимости отстоять свою точку зрения во чтобы то не стало и выкинуть из замка очередного Амбуаза, которых последнее время стало вокруг слишком много. Рядом с Жоржем, облаченным в фиолетовые одеяния, стояли его дяди - Пьер и Жак, тоже в церковных облачениях. Сначала капеллана обвинили в том, что с помощью исповедей он пытается выведать государственные секреты у короля, но когда эта попытка правалилась, тогда начались жаркие дискуссии о том, что стражи поймали некого пажа, который сообщил, что Жорж де Амбуаз отправляет письма английскому герцогу, где сообщает ему об ежедневном расписании короля Франции. Это попахивало изменой своей стране. Гул и крики из приемного зала долетали аж до коридоров замка, из-за чего там собралось много зевак. Король молчал, видимо ему так и не хватало смелости защитить своего капеллана. Впрочем, пажа никто не предоставил, он словно мифический минотавр так и не был призван. Дело было шито белыми нитками, что, слегка, некоторых придворных стало настораживать. Ни писем, ни свидетеля, никаких доказательств, кроме устных подозрений, так и не было озвучено. Некоторые придворные косились с недоверием на Анну, которая ощущала себя едва ли не королевой Франции, думая о том, что именно они могут быть следующими.

0

3

-Ваше Высочество, на горизонте Амбуаз! - послышался громкий крик кучера, означающий, что вскоре они доберутся до места своего назначения. Герцог Орлеанский тут же приказал остановить карету. Въехать в замок он хотел верхом на коне. При желании, правитель Блуа бы проехал большую часть пути на своем скакуне вместо скрипучей кареты. Но, к сожалению, за несколько дней перед поездкой конь Луи, Цезарь заболел и скончался. Конюх сказал, что животное было здорово и в рассвете сил, поэтому на естественную смерть это не походило. Во всем замке велось расследование насчет того, кто мог отравить лошадь герцога. В итоге, нашелся мальчишка, который пару раз захаживал в конюшню после чего и началась необъяснимая болезнь коня. Под пытками тот сознался, что ему за это обещали заплатить люди де Боже. Поэтому даже сейчас Людовик был в дурном настроении. На новом коне, который был не хуже предыдущего, ехать он не хотел - еще слишком была свежа рана потери любимого скакуна. Но именно в сам Амбуаз ему было принципиально важно въехать верхом. Если вдруг, во дворе будет Анна, то пусть смотрит на него снизу. К сожалению или к счастью, внутри его встретил лишь дворецкий д'Амбуазов, обещающий, что король вскоре примет его после того, как будет решен вопрос с личным духовником Его Величества.
Целый год Луи терпел эту несправедливость, когда регентом нового короля стала Анна. Он не мог поверить, что Людовик XI даже после того, как заставил его выйти за некрасивую и, к тому же, бесплодную Жанну, назначил регентом свою другую дочь. При том он узнал, что за этот год своего регентства она сменила почти всех людей, которые служили при дворе ее отца. И к новому королю начала приставлять лишь своих людей шпионить за ним. Они занимали места учителей, хотя некоторые из них и сами не понимали, тот предмет, которому должны были учить Карла. Поэтому уже не стоило удивляться, что даже слуга Божий попал в немилость регентши. Герцог Орлеанский понимал, что если такое правление Анны продолжится, то Франция потеряет то влияние в Европе, которого она добилась таким тяжким трудом. Предыдущий монарх всячески ограничивал Людовика от власти. Но теперь у него, как никогда, есть шанс ее получить. Сейчас, пока у Карла не будет детей, он является наследником трона Франции и даже мадам де Боже приходится это признать. Но убивать нынешнего короля ради трона герцог не думает. Карл нечего ему не сделал. Из него может выйти даже неплохой монарх, если освободить его от влияния старшей сестры. А вот с этим и должен будет разобраться Луи.
Тронный зал - место, где начинаются великие дела королей и где люди всех сословий могут найти справедливость, сегодня стал обителью лжи и обмана. Более жалкого и гнусного зрелища Людовик давно не видел. Слушая все крики, споры и обвинения, он уже представлял куда скатиться Франция, если ничего не изменится. Герцоги, графы и бароны, большинство из которых пытались заслужить благодарность Анны, поддерживали и яро отстаивали правдивость этих до смеху нелепых обвинений, что готовы были устроить драку при короле, который не в силах что-либо сделать лишь нервно переглядывал глазами от сестры до своего капеллана, покраснев от волнения. Луи смотрел на родственницу, гордо сидящую подле Карла, с некой завистью и представлял, как он сам смотрелся на ее месте, что делал и как распоряжался данной властью. Также он удивился, что она почти ни разу не взглянула на него, отчаянно пытаясь доказать вину церковнослужителя, хотя раньше, как не повернись он в ее сторону, постоянно ловил на себе взгляд ее изумружно-зеленых глаз, то полных ненависти и зависти, но и реже, когда она не была зла на него, влюбленный. Какая ирония, правда? Сам герцог никаких чувств к принцессе не испытывал и не проявлял. Он считал, что место, где должно быть ему, украдено. В Блуа любой человек за воровство лишался руки. Довольно часто он жалел почему сейчас так нельзя поступить, но чувство благородства и честь, заложенные отцом, преобладали. А гул в зале все не прекращался, когда терпение герцога напротив пробило дно. Продолжать терпеть то, как ни в чем не виновного священника хотят обвинить в государственной измене, Луи не мог. Рассталкивая всех на пути, он вышел из толпы и, встав по середине зала между Жоржем и королем с регентом-обвинителем, своим, словно гром, голосом заставил всех замолчать и обратить все внимание только на себя.
- Доказательства! - смотря прямо на Анну, гневно потребовал Людовик. После чего уже чуть более спокойно продолжил - Где твой паж, якобы видевший все? Где письма с расписанием короля? Где факты, а не лжививые слова? Не утруждайся, Анна, я отвечу за тебя. Их нет. - в зале вновь все тихо стали перешептываться, обумывая слова герцога. Теперь, уверенных в абсурдности обвинений, стало больше, а сомневающиимися стали почти все, бывшие миг назад сторонниками регента. А сама де Боже, удивленно вытаращилась на Луи, не в силах выдавить и слово. -Прекрати этот фарс, который ты здесь устроила. Почти всех людей, работавших здесь, при дворе твоего отца, ты прогнала и поставила своих прихвостней. Как бы и вас она на кого-то не заменила- обернувшись ко всем феодалам, сказал он. И заметил, что у некоторых в глазах блеснул страх - Но если ты все-еще хочешь обвинить капеллана своего брата в измене, то я, Людовик II герцог Орлеанский беру мсье де Абмуаза под свою защиту.

Отредактировано Louis XII (2018-06-21 02:48:03)

+1

4

Помня наставление брата о молчании, Жорж, плотно сомкнув рот, смотрел себе под ноги. Он ощущал полный недовольства и неприязни взгляд Анны де Боже. Наверное стоило заступится за самого себя, но капеллан боялся сделать что-то не так, отчего станет только хуже. Его не казнят, но уж точно отправят прочь со двора, если доказательства действительно найдутся. Хорошо бы еще и в темницу не посадили. Амбуаз понимал из-за чего был устроен весь сыр бор. Анна хочет все окружение Карла подменить на своих людей, чтобы никого не осталось вокруг него принадлежащих той, другой стороне. Война уже началась, хоть и не была такой явной. Пьер и Жак при Людовике XI находились при королевском дворе, занимая важные государственные должности, но стоило тому умереть как Анна под разными предлогами сместила всех, кто был близко к предыдущему правителю и епископы остались не удел. Сейчас они защищали не только свою честь, свободу и правду, но и племянника, который остался единственным, кто из их церковных иерархов их семьи находился при дворе. Правда регент так и осталась к их доводам глуха, а король Карл не хотел, либо не желал, ей перечить. Епископы уже хотели забрать своего племянника, сохранив хоть часть семейного достоинства, и уйти прочь, потому что к голосу Боже прибавились возгласы части ее аристократии, те самые, которые были уже поставлены ей, а должности им раздарены по ее желанию. Среди них были и те, кто желал стать ближе к регенту и получить за умение в нужный момент подлизаться еще больше почестей. Жорж диву давался от той злобы, что витала в зале. Он же ничего не сделал этим людям, наоборот, учил короля добродетелям. В голове юноши витали самые мрачные мысли, он уже со вздохом представил как вернется в родовой замок, настолько опозоренный и разбитый, как в приемную ворвался такой же, по летам, юный придворный. По началу Амбуаз так и подумал, что это был некий дворянин не успевший вовремя к обсуждению, но вскоре понял, что ошибся. Это был Людовик герцог Орлеанский, младше самого капеллана на пару лет, но уже умеющий за себя должным образом постоять и нести ответ. На фоне прижавшегося к креслу короля Карла, которому вся эта шумиха доставляла только лишние беспокойства, Луи выглядел еще более взрослым. Можно было даже поспорить, кто на самом деле король в данный момент. На фоне герцога даже Анна теряла свой блеск и напыщенность. Теперь было ясно почему многие опасались Орлеанского, потому что именно он был сильным лидером для своей страны, которая разделилась во мнениях уже после смерти предыдущего монарха. Часть кляла Анну и тайно поддерживала Людовика, вторая половина решила просто перейти под пяту ее и Бурбона. Только сейчас Жорж оторвал глаза от пола и посмотрел на стоящего перед собой юношу. Его слова гремели словно гром среди ясного неба, и сейчас, наверное, некоторые знатные господа пожалели о своем малодушии, ведь по сравнению с этим молодым герцогом они были все просто ничтожны. Общественное мнение резко перешло на другую сторону и по залу прокатился шепот. Анна, сидевшая спокойно в кресле, даже стала волноваться, что стало заметно по ее лицу. Людовик, от которого она так хотела избавится, снова перешел ей дорогу и все испортил. Он появляется когда не нужно и регент всячески старалась ему насолить. Чтобы он не решился приехать в Амбуаз она приказала отравить его любимого коня. Пусть герцог поймет, что это будет для него первым предупреждением, пусть пострадает и дальше, раз обнимать свою уродливую жену для него слишком мало. Жанна была бесплодна, уродлива и к тому же горбата. Луи женили на ней специально, чтобы его род прервался. Даже сейчас, когда Анна хотела избавится от очередного Амбуаза, ей не дали этого сделать. Теперь ей предстоит выбор: либо отступить, признав свою ошибку, либо потерять еще больше уважения и продолжить гнуть свою линию. Что же, раз герцог так хочет, то пусть забирает капеллана, с которым можно разобраться в другой раз и продумать все более детально. В этот момент Карл, на которого тоже произвела впечатление речь Людовика, вскочил своего места и заговорил, даже не поглядев на Анну. Юноше хотелось тоже быть таким же как Луи.
- Объявляю суд закрытым. Доказательств виновности Жоржа де Амбуаза не было обнаружено, по сему дальнейшее обсуждение этого конфуза невозможно. - спустившись со своего трона король поприветствовал Луи, затем направился прочь из зала, а за ним засеменила Анна де Боже, Жорж, краем уха, только услышал "Он останется моим капелланом, дорогая сестрица". Ситуация была улажена и все выдохнули с облегчением. Вскоре Жорж неспешно шел за Луи по коридору, обеспокоенно глядя тому в спину, только когда никого не оказалось рядом первый произнес
- Ваша Светлость, вам не стоило за меня вступаться. - а затем подумав добавил - Боже вам этого не простит.
Жорж виделся несколько раз с Луи, потому что они почти росли рядом, но близко не общались. Последний раз это было четыре года или чуть меньше, тому назад, Людовику было всего ничего лет, почти как сейчас королю. Амбуазы всегда поддерживали Орлеанскую ветвь и сейчас тоже на них можно рассчитывать, хотя и однажды их лишили замка и всех владений.
- Теперь она будет считать вас своим личным врагом. - обеспокоенно заметил капеллан, раздумывая уже о том, что если в Амбуазе Луи, то Анна будет себя вести гораздо тише, а значит станет спокойнее.
- Благодарю вас за такое доверие ко мне, Ваша Светлость - неожиданно решил поблагодарить своего спасителя Жорж - Вы, можно так сказать, спасли мне жизнь.
Амбуаз вспомнил, что им вчера завезли утром десяток новых лошадей в конюшню не только со всех уголков Франции, говорят там было несколько арабов. Может быть Луи захочет их увидеть? Капеллан бы его сопроводил с удовольствием, хотя, вероятнее всего, герцог с дороги очень устал. Да и навязываться как-то не хочется, но и отблагодарить хоть как-то надо.

0


Вы здесь » Chroniques de la Renaissance » Разорванные страницы истории » С помощью беды можно найти себе сторонников


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC